Женщины, которые любовью сопротивляются смерти

Священник Андрей Мизюк

Именно женщины обладают удивительной способностью не только давать жизнь, но и сопротивляться смерти…

***

Тяжело и неестественно просить об упокоении, и уж тем более об оставлении грехов, для ушедшего малыша. Да и какие там грехи — чин погребения-то совсем другой, скорее в утешение обезумевшим от горя родным, все слова в нем — о блаженстве почившего и в укрепление оставшимся.

Все-то оно так, но жить день за днем, особенно в эти самые страшные первые дни и месяцы, — тяжкое, невыносимое испытание. И как пронести эту ношу, никакими даже самыми важными, правильными и добрыми словами не подскажешь и не поможешь. Только молитва и сострадание.

Вот уж где точно «носите тяготы друг друга»…

***

6 июня. Память блаженной Ксении Петербургской. Литургия, праздничный молебен, после служу панихиду.

Замечаю, что возле иконы великомученицы Варвары остановились две девушки: обе заплаканные, а на одной просто лица нет. Оказывается, вот и у нее дочка, пять лет, Варенька сейчас в реанимации в тяжелом состоянии. Молимся у иконы ее святой, просим. Понимаю, что сейчас никаких моих возможностей и слов что-либо объяснить этой маме не хватит. Проглатываю слова молитв вместе с подступающим к горлу предательским комом, ноги подкашиваются. Я и сам — просто человек и тоже отец. А как тут еще себя чувствовать, когда за спиной жало отчаяния.

После молебна молчим, держу за руку, напоминаю о силе материнской молитвы, любыми простыми своими словами, которые теперь только могут прийти в голову.

Нужна очень эта молитва, сильно нужна, не только ее дочке, лежащей там под аппаратами и проводами больничными, а ей самой, чтобы сейчас не сойти с ума от этих страшных, волнами накатывающих чувств.

И снова вспоминаю о Ксении. И вот о чем мне подумалось.

Наверное, тот самый праздник, день этой святой, в каком-то смысле и есть день всех наших удивительных, прекрасных и мужественно всё на себе несущих матерей, сестер и жен. Особенно жен. У нас вот любят спорить о праздниках, а особенно о гендерной их составляющей. Но мне не хочется говорить сейчас, почему надо или не надо праздновать 8 марта или же зачем «женский день» отмечать в третье воскресенье по Пасхе. Разделение на дни календаря по признаку пола лучше всего оставить для общественной бани.

Я думаю о том, что всякий праздник в память какого-то из святых – это свидетельство торжества нового человека, в котором всё прежнее победил Христос. А человек своим подвигом прославил Его, явив воскресшего Христа в своей жизни и свою жизнь во Христе остальному миру.

День Матери я бы предложил отмечать в праздник Сретения — потому что он и есть свидетельство Креста материнского. И таких свидетельств в наших обычных простых женщинах мне за эти годы было явлено немало.

***

Увы, всякое материнское сердце проходит, пронзает оружие грехов и ошибок, которые совершают дети. Хотя и несравнимо это с тем знанием, которое через всю жизнь пронесла Матерь Божия, а всё же… Ее Сына пронзили и вознесли на древо крестное грехи всего мира, мы же своих мам часто обижаем сами.

А задолго до этого все болезни, трудности воспитания, в конце концов, и сама наша совсем непростая и нелегкая жизнь — сколько всего проходит через сердце любой матери? А женщины, пришедшие утром ко Гробу? Те, что стояли неподалеку от Креста, когда остальные разбежались и ушли…

Вот и в быту порой точно так же. Придешь отпевать человека — кто у гроба? Правильно: мамы, сестры, жены, дочери. За редким исключением, потому как мужики в основном либо на кухне, либо на лестничной клетке или же у подъезда.

Если чужая смерть нам с вами, дорогие мужчины, так страшна, то как своей-то в глаза смотреть? И вот он — подвиг блаженной Ксении. Понимая, в каких тяжких грехах без покаяния ушел ее муж, она восстает против его смерти, когда она уже по сути свершилась и торжествует, и побеждает и ее, и свою собственную. Но какой ценой? Ценой безумства. Мнимого безумства, невидимого миру, потому что для мира, у которого жизнь-то все равно продолжается, такой шаг, такой путь отказа от всего, путь странствия и нищеты — это настоящее сумасшествие. Ведь какие перспективы? Еще молода, есть достаточно приличное наследство, вполне себе вдова на выданье. А вот нет…

У меня был друг, девушка, с которой я дружил с ясельной группы. Мы были соседями по подъезду и знали друг друга почти с рождения, учились в одном классе. Жизнь этого человека фактически удалась: замужество по любви, обеспеченная жизнь, прекрасное образование. Через несколько лет после свадьбы муж погибает в автокатастрофе. Это было крушением всего.

Настолько крепкая и хорошая пара, что такой поворот жизни даже не представлялся, да и после в него как-то не верилось. Но удивительно, овдовев, она не сошла с ума, не пустилась, как это бывает порой, «во все тяжкие» и даже, пережив положенный срок, не стала устраивать свою личную жизнь. Она просто жила — не по сценарию, а обычно день за днем, тихо проживая и принимая страшную и горькую утрату.

За несколько лет я увидел, как она, раньше не особо религиозная, спокойно пришла к Богу, продолжая работать и жить. Вся ее дальнейшая жизнь по сути своей была незаметным миру обычным волонтерством, которого нам всем так не хватает в обыденности. Не где-то специально, а просто, видя и замечая проблемы других людей, помогая ближним, не живя собой и для себя. По мере своих сил. В простых и обычных ситуациях.

Ее жизнь прервалась неожиданно. Как и муж, она погибла в автокатастрофе. Спустя почти пять лет. Одна из всех, кто находился в машине, не за рулем. Думая сейчас об этом, я полагаю, что, наверное, ее земной путь, возможно, логически завершился. Настолько удивительным было ее духовное преображение за эти недолгие годы. Не знаю, не берусь судить, мне неведомы пути Промысла.

Но одно могу точно сказать: все эти годы были временем, которое она посвятила молитве за мужа.

Видимо, тогда, в первые дни после его смерти, сидя на ледяном кладбище возле могилы долгие часы, она что-то поняла и просто всей своей жизнью восстала против его смерти. И думается мне, что и против своей тоже.

Хотя, конечно же, теперь и ее смерть, к сожалению, тоже уже факт.

***

Но память о ней говорит мне о другом. О том, что когда-то Господь, сотворив помощника человеку, предвидя всё, что совершится с человечеством, наделил женщину способностью не только давать, приводить в этот мир жизнь, но и сопротивляться смерти и любовью своей ее побеждать — даже тогда, когда смерть уже, кажется, торжествует.

Я вижу и видел очень удивительные примеры маленьких, незаметных, но настоящих подвигов. Они, возможно, не попадут в святцы и жития, но это неважно. Потому что этими делами свидетельствуется на земле главное — Любовь.

Об этом я и стараюсь говорить с безутешными мамами, которые порой чернеют за дни и недели возле больничных палат или реанимации. Об этом я стараюсь молчать, когда словами нельзя помочь, а можно только держать за руку. Поверьте, мне доводилось выносить из храма маленькие гробики на руках, и мне было страшно поворачиваться назад, потому что нельзя, невозможно даже частично понять и представить ту боль, которую несет в себе сейчас идущая за мной мать. Но я знаю, что в этом человеке сокрыто нечто, что восстанет и победит — не сейчас, потом. Но обязательно. Обязательно!

Блаженная Ксения была из простых и обычных женщин. Каких я часто встречаю теперь. Иногда я вижу в них ее и многих других святых. Потому что у святых было прошлое, а у нас с вами — будущее.

***

…У нас здесь в Саратове, рядышком с нашим храмом, старое кладбище. Хожу там и чувствую ожидание. Нет, ожидание не нас, еще живущих, а ожидание жизни, другой, настоящей.

Вот весной на кладбище жизнь тоже всегда побеждает смерть. Вестью о Пасхе. Бьет она ее серость и прах зеленью и цветами, птичьим гомоном, тропарем пасхальным на Радоницу, вечной памятью и надеждой. И тогда уже кладбище кажется не юдолью скорбей и боли, а мастерской перед рассветом — куда вот-вот войдет Тот, Кто напишет всё новое…

Источник

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели